Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Декамерон

Про духовность. (предыдущие тексты были про красоту и про деньги)
Осталась последняя неделя Великого Поста, постараюсь провести её максимально аскетично. А пока о церкви в моей жизни.
Моя белорусская бабушка Анна в то время, когда я её застала, была очень набожной, каждый вечер опускалась у кровати на колени и молилась за нас, являясь прихожанкой Униатской церкви. Недавно моя мама заметила, что, пока мать молилась за сына, у моего отца всё было хорошо. Следует сказать, что набожной бабуля стала ближе к старости,а в молодости шизгарила будь здоров, я бы, например, не осилила такой масштаб точно. Поэтому и в церковь я впервые зашла в Бресте, лет в 8: мы с папой гуляли по солнечной аллее, и он просто предложил мне зайти и посмотреть роспись. Из яркого жаркого полдня я попала в полутьму и странные запахи - больше ничего не помню, кроме ощущения совершения какого-то тайного и потому желанного, но несколько постыдного действа (в церковь толпами тогда ещё не ходили).
Помните рассказ Уэллса "Дверь в стене"? О том, как чувак всю жизнь собирался открыть зелёную дверь, мечтал об этом, но так и не открыл в постоянной суете. Я свою дверь таки открыла)
В моём родном городе на берегу протоки стояло страшное одноэтажное старое здание грязно-зеленоватого цвета плесени, с малюсенькими заколоченными окнами: между нами, детьми, ходили слухи, что в нём расположена "анатомичка". Возможно, когда-то здание и служило нуждам медучреждения, но в моё время его уже совсем забросили, в нём, вероятно, поселились бичи. Это здание внушало детям ужас, его обходили десятой дорогой, благо, вокруг был пустырь. Я годами ходила мимо по разным делам, каждый раз испытывая любопытство и желание заглянуть внутрь, вероятно, это продолжалось бы вечно, если бы я не надумала в 17 лет покинуть родину, и, проходя в очередной раз мимо старой вонючей развалюхи, не решилась, наконец, сделать то, чего так и не смог герой Уэллса (рассказ я тогда как раз прочитала, очень впечатлилась). Я помню, как взялась за ручку старой, дутой, потрескавшегося дерматина двери, с трудом оттянула пружину, еле-еле протиснулась внутрь, и дверь за мной мгновенно захлопнулась.
Солнечный летний день в местах севернее 60-й параллели - это в буквальном смысле слова "белый свет", даже небо имеет не ярко-голубой, как на юге, а белёсый оттенок. Свет для моих глаз настолько яркий, что они просто закрываются и слезятся - такого эффекта я не испытываю больше нигде. И вот из этого белого света я мгновенно попала в кромешную, густую, почти осязаемую тьму. Это было крайне неожиданно, пару минут я стояла, ошарашенная слепотой. Через какое-то время глаза начали привыкать, позволяя рассмотреть кое-что вокруг - доски, тряпки, обломки кирпича на полу, стоял запах старых стен и плесени. Видимого источника света не было, но где-то он всё же был, раз мне удалось увидеть хоть что-то. Справа от себя, прямо у входа я обнаружила самодельную деревянную лестницу-стремянку, ведущую куда-то вверх. Я до сих пор не знаю, где были мои мозги, и что это вообще было, но я полезла по этой лестнице наверх...Stairway to Heaven.
Поднимаясь по лестнице в небо, я в итоге высунулась по пояс в отверстие на второй этаж. То, что я увидела даже нельзя сказать, что повергло в шок - я просто выпала из реальности на время. В чисто прибранной комнате без окон горело несколько свечей, в их слабом свете прямо перед моими глазами стояла кровать из сетки-рабицы, застеленная белым постельным бельём, на ней под простынёй лежал молодой мужчина странноватой наружности - очень худой, невысокий, с жиденькой рыжеватой бородой, в рубашке. В полной прострации на автомате я начала разговор типа "Ой, а что это вы тут делаете?". Мужчина, охреневший, видимо, не меньше меня, не вылезая из под простыни и глядя в потолок, начал рассказывать что-то о восстановлении какой-то церкви всем миром, я плохо помню, что именно он говорил, поскольку всё ещё переваривала мизансцену - я торчу половиной тела в дыре, а в паре метров от меня под простынёй лежит мужик, и, главное, не встаёт, так и общаемся. Очухалась я только когда он завёл речь о том, что ему одиноко, и хорошо бы попалась какая-нибудь добрая спутница жизни. В этом месте (и только!) мозги у меня вдруг включились, я широко улыбнулась, кубарем скатилась с лестницы, рывком открыла заветную дверь уже наружу, и снова оказалась в нашем мире. Когда час спустя я пересказывала произошедшее соседке, меня посетила мысль, что ничего этого не было, и я просто потеряла сознание за дверью - настолько всё казалось нереальным: белый свет- кромешная тьма - мужик в кровати при свечах. Всё уместилось минут в 10.
Так вот, о духовности. Эта страшная "анатомичка" оказалась останками Преображенского собора первой половины 19-го века. В 30-е годы собор подвергся осквернению, колокольню и купола полностью разрушили, осталось только одноэтажное основание. В 2001 году собор был полностью восстановлен на том же основании по чертежам, и расписан, второй раз я открыла его дверь спустя 14 лет, чтобы крестить сына.