Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Дорогая френдесса https://saint-georgia.livejournal.com/ написала книгу, давно.
https://www.litres.ru/talassa/sto-ottenkov-very/
У меня была возможность прочитать её раньше, но я тянула. Мне думается, это не совсем досуговое чтение, и требует полного погружения в предмет, как и сама Тема.
Приглашаю к знакомству с тем, о чём не принято говорить, но многим хочется узнать побольше.

(no subject)

Кто бы подумал, что романс на стихи Лермонтова так круто ложится на традиционное хоровое пение.

(no subject)

Вот, нашла, наконец. На днях одна известная психолог с помощью произведений Байрона и Пушкина как бы доказала преимущество живой, горячей, насыщенной, южной женской природы над вялой и чванливой северной. Меня это позабавило. Пожалуй, если немного подумаю, то смогу привести столь же поэтические примеры обратных предпочтений. Но ограничусь цитатой, которую запомнила с детства, и ради которой только что просмотрела роман "Воскресшие боги. Леонардо да Винчи" Д. Мережковского:
В толпе попадались молодые девушки и женщины с особенною прелестью, которая нигде не встречается, кроме Ломбардии, - с теми воздушными тенями, тающими, как дым, на бледной матовой коже, на нежных, мягких округлостях лица, которые любил изображать Леонардо да Винчи.
Мадонну Виоланту Борроко, черноокую, чернокудрую, с понятною для всех побеждающею красотою, называли царицей бала. Мотыльки, обжигающие крылья о пламя свечи - предостережение влюбленным, - вытканы были золотом по темно-пунцовому бархату ее платья.
Но не мадонна Виоланта привлекала внимание избранных, а дондзелла Диана Паллавичини, с глазами холодными и прозрачными, как лед, волосами серыми, как пепел, с равнодушною улыбкой и говором медлительным, как звук виолы. Ее облекала простая одежда из белой струистой камки с длинными шелковыми лентами, тускло-зелеными, как водоросли. Окруженная блеском и шумом, казалась она чуждой всему, одинокою и печальною, как бледные водяные цветы, которые спят под луной в заглохших прудах.

Правду сказать, это единственное, что я запомнила из всего романа - есть красота(а, скорее, сексапильность) для всех, а есть для избранных. Мне кажется, Мережковский был взыскательнее к женщинам, нежели упомянутые поэты, и не мог ошибаться, так как именно его единственной жене принадлежит гениальная фраза: "Если надо объяснять, то не надо объяснять". Супруги прожили в единственном браке 52 года, не разлучаясь ни на один день.

(no subject)

Оказывается, прекратил своё существование журнал "Стори", просто уволили главного редактора без объявления причин. С журналом у меня с самого дня его основания был длительный и страстный роман. Первый редактор Владимир Чернов был человеком широких незашоренных взглядов, насколько я понимаю, его девизом был девиз Мао "Пусть расцветают сто цветов", забавно, что статья, которую я помню наиболее ярко из того периода, была посвящена как раз китайцам и, в частности, Мао. Я как-то читала интервью Чернова, из которого поняла, что его, в общем, не смущало подобное разнообразие, он допускал, что часть контента читатели будут просто пролистывать, и считал это нормальным. В общем, в моём понимании это был самый настоящий демократ и либерал. Земля ему пухом.
После смерти В. Чернова формат журнала несколько изменился, кое-кого из прежних авторов новый редактор даже уволила без объяснения причин, сообщив, что в услугах автора журнал больше не нуждается. Вместо маленькой скромной странички этого автора в журнале возникло бесконечное чуть не на год, занимающее четверть каждого выпуска журнала, литературное произведение одного художника. Журнал обрёл совершенно определённый "демократический" вектор, новые авторы как на подбор, один из ранних выпусков новой редакции я физически не смогла читать, было мерзко. Моя подруга, гораздо большая либертарианка, нежели я, которая почитывала мои журналы в "черновский" период, также вернула мне тот выпуск, и больше, кстати, никогда не брала. Я же продолжала покупать, и наблюдать за развитием в реальном режиме. Через некоторое время явный перекос был устранён, но лично мне начала видеться новая популяристская и как бы сказать... жуликоватая направленность проекта. Чего стоит публиковавшаяся из журнала в журнал настойчивая реклама системы и клиники доктора Шишонина, хотя предшествующая ей серия публикаций о нетрадиционных методах лечения была даже забавной.
Вместе с тем в журнале по-прежнему попадались интересные авторские материалы, в последний год я лично покупала его только лишь из-за прекрасных статей о поэзии и любви Д.Быкова. Благодаря авторам "Стори" являлся единственным продуктом такого формата на нашем унылом печатном рынке, Чернов создавал его как "глянец", но, как бы, с уникальной "начинкой", и этого прекрасного цветка в нашем пейзаже больше нет. Мне очень жаль.