Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Попалось на глаза в сети. Утащила.

Наум Коржавин

— Памяти Герцена или Баллада об историческом недосыпе: Стих

Любовь к Добру сынам дворян жгла сердце в снах,

А Герцен спал, не ведая про зло…

Но декабристы разбудили Герцена.

Он недоспал. Отсюда все пошло.

И, ошалев от их поступка дерзкого,

Он поднял страшный на весь мир трезвон.

Чем разбудил случайно Чернышевского,

Не зная сам, что этим сделал он.

А тот со сна, имея нервы слабые,

Стал к топору Россию призывать,-

Чем потревожил крепкий сон Желябова,

А тот Перовской не дал всласть поспать.

И захотелось тут же с кем-то драться им,

Идти в народ и не страшиться дыб.

Так родилась в России конспирация:

Большое дело — долгий недосып.

Был царь убит, но мир не зажил заново.

Желябов пал, уснул несладким сном.

Но перед этим побудил Плеханова,

Чтоб тот пошел совсем другим путем.

Все обойтись могло с теченьем времени.

В порядок мог втянуться русский быт…

Какая сука разбудила Ленина?

Кому мешало, что ребенок спит?

На тот вопрос ответа нету точного.

Который год мы ищем зря его…

Три составные части — три источника

Не проясняют здесь нам ничего.

Он стал искать виновных — да найдутся ли?-

И будучи спросонья страшно зол,

Он сразу всем устроил революцию,

Чтоб ни один от кары не ушел.

И с песней шли к Голгофам под знаменами

Отцы за ним,- как в сладкое житье…

Пусть нам простятся морды полусонные,

Мы дети тех, кто не доспал свое.

Мы спать хотим… И никуда не деться нам

От жажды сна и жажды всех судить…

Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..

Нельзя в России никого будить.

Мagic Вall

Нравится мне на досуге побаловаться всякими прогнозами, в особенности теми, что сделаны с точным указанием даты публикации. Вот отрывок из астрологического прогноза очень уважаемого мною Константина Дарагана, сделанного на предстоящий год, и опубликованного 26 ноября 2019 года.
Пруф: http://www.astrology-online.ru/comments-26-11-2019.shtml

Глобальные эпидемии. Для астрологов напомню –прошлая большая мутация в Воздухе (XII-XIV века) прошла в этом смысле совсем нескучно – на неё пришлась крупнейшая, в обозримой истории человечества пандемия Черного мора 1346-1348 годов, До сих пор не улеглись споры историков и медиков об этом явлении, о его причинах, природе и необыкновенной вирулентности. Но здесь речь о другом - астрологи XIV века однозначно и недвусмысленно увязывали Чуму с малой мутацией (1345) в Водолее, как это будет и сейчас. Конечно, сейчас совсем другой уровень медицины; и в мутации не участвует, как тогда считали, Марс, что сделало воздух столь «злым»; и нет «парада планет», как в 1182 году, перед началом большой мутации. Но и людей на земле стало в десятки тысяч раз больше. И устойчивость (резистентность) к антибиотикам как у людей, так и у вирусов становится всё более и более общим местом, обезоруживая медиков. И новый общий тренд понятен. Поэтому прогноз – в течении ближайших двух десятилетий появятся массовые вирусные заболевания нового типа, устойчивые к лечению. Эти новые заболевания будут очень заразными респираторным (воздушно-капельным) путём. Я вовсе не считаю (и прошу мне это не приписывать), что они будут такие же смертельные, как та Чума, или как эпидемия испанского гриппа в начале XX века. Но рискну предположить, что мы ещё увидим моду на респираторные маски. Хотя вот про моду – это, всё же, скорее мои личные домыслы.

Декамерон

Интересно, какую сейчас литературу читать? Я придерживаюсь мнения, что всё главное уже давно создано до нас. По большому счёту, сейчас надо читать французского средневекового философа Мишеля Монтеня. Я его не читала, но слышала, что он очень хорошо описывал крестьян во время свирепствующей чумы, и вообще, судя по тому, что я о нём читала - он мне нравится и я его фанат. Ещё я вспомнила, что в юности зачитывалась "Пиром во время чумы" Пушкина, нравилось гораздо больше "Дон Жуана". Любимый рассказ у По - "Красная маска", из той же чумной серии... ну и "Декамерон", конечно. В детстве я его в библиотеке брала, потом мне даже книгу подарили, но я не перечитывала, средневековое чтиво, всё же, довольно занудно, надо иметь к этому вкус.
В общем, пока мы всем миром на карантине, самое время самоизолироваться в собственных проекциях и заняться внутренней ревизией. Планирую начать свой "Декамерон" и описывать то, что меня когда-то поразило, по мере воспоминания. Предлагаю друзьям делать это по очереди, как и положено средневековой традицией (она мне ужасно нравится, как и мода и вообще вся эстетика Тёмных Веков).
Итак... о красоте, конечно же. Я тут недавно вспоминала - в жизни я встречала всего три по-настоящему красивых женщины, глядя на которых хотелось прищуриться. Все они были очень юны, и очень скоро растеряли, подозреваю, большую часть своей прелести, оставшись просто красивыми женщинами, но уже не "Вау!". Тогда же...
Лет в 14 я занималась на курсах английского языка, в северном городе, скованном зимним морозным туманом и сугробами, которые заканчивали формироваться ещё осенью, а потом всю зиму лежали свалявшимися тюками ваты, в тумане и темноте. Под курсы энтузиасты-первые предприниматели арендовали пару кабинетов в деревянном одноэтажном доме дореволюционной постройки в Старом Городе. Это сейчас там модный новодел, а тогда всё было капец как сурово и аутентично - ушедшие в сугробы по самые окна старые, кривые в условиях вечной мерзлоты, дома, двери на зверских пружинах, обитые войлоком и дерматином, непередаваемый запах гниющего дерева, преющего в условиях чугунных батарей центрального отопления.
Материалы курсов - первые пиратские копии иностранных учебников, размноженные на обычных листах А4, преподаватель - очаровательная девушка, только что окончившая университет то ли в Москве, то ли в Питере, модная, красивая, милая до чрезвычайности - как-то она вместо занятия потащила всю нашу группу человек в 10 к себе домой, где по "видику" показала нам фильм о Майкле Джексоне на английском. Помню, дома у неё были родители, нам даже предложили чай, кажется. Тогда это было в порядке вещей - мы все таскались к школьным учителям домой, помню, что у нашей "классной", опять же по "видику", я впервые посмотрела "Кошмар на улице вязов".
Ну так вот. Я бы всю жизнь считала, что "васильковые глаза" - это метафора, если бы не увидела на этих курсах Таню. Я была на курсах самая младшая, остальные года на 2-3 старше, выпускные классы. Эта 17-летняя девушка была само совершенство. Золотисто-рыжая без всяких оттенков, с густыми, завитыми в тугие кольца, волосами. Очень густые, красивой формы пшеничные брови она красила в тёмный, и под ними сверкали самые синие из всех, виденных мною когда-либо, глаза. Молочно-белая кожа на лице и на руках покрыта золотистыми веснушками, и при этом - абсолютной, невероятной правильности лицо, с точёным прямым небольшим носиком. Рост не высокий, но самый приятный из всех, в сочетании с пропорциями фарфоровой статуэтки, ни намёка на полноту, скорее худая. В музее мадам Тюссо в Лондоне есть старинная восковая кукла любовницы французского короля, она как бы спит, и дышит - в неё вмонтирован специальный механизм. Мадмуазель изящна до изумления, даже представить трудно, что в кукле соблюдены все пропорции реального человека... она удивительным образом похожа на Таню. И вот эта любовница французского короля приходила вечерами в темноте в 50-градусный мороз в унтах в старый прелый деревянный дом, садилась на ободранные школьные деревянные стулья, и занималась английским по листочкам. Естественно, как только она появилась, наш сокурсник сразу же предложил проводить её домой, она легко согласилась - было видно, что привыкла и не испытывала по этому поводу никакого волнения.
Второй раз я увидела красавицу спустя ещё пару лет, дефилирующую по центральной улице, и это было потрясающе. За два года она превратилась в подчёркнуто яркую и уверенную в себе фам фаталь, но убило другое. Они шли втроём - она посередине, а по левую и правую руку от неё шли два таких же невероятных юноши. Во-первых, они близнецы, во-вторых, метисы, т.е. представьте двух Джонни Деппов, только в более резком и мужественном варианте. Высокие, худые, смуглые, с длинными чёрными волосами, одетые в чёрные удлинённые тренчи, спинки на тренчах напоминали пелерины. Она, ярко-рыжая, накрашенная, белокожая, едва доставала им до плеч. Это был тот ещё выход, картинка навеки впечаталась мне в память.