September 4th, 2021

(no subject)

Так, с географией я более-менее разобралась, а тут созрел пост и про историю.
Очень я скучаю по родным местам, давно не бывала, но - Слава Интернету - теперь получить иллюзию присутствия можно абсолютно в любом деле.
Честно говоря, не знаю, с какого бока подступить к теме, которая волнует меня непрестанно уже дня три, поэтому начну в лоб, как обычно: в Якутске под тротуаром, а может, и под проезжей частью, находится могила Анны Гавриловны Бестужевой-Рюминой, второй фигурантки "бабьего заговора" (ака "дело Лопухиных"), проявившей во время расследования заговора высочайшее мужество и благородство, и, кстати, единственной русской по крови из всех её подельников.
Collapse )
Коротко напомню фабулу. У Анны Гавриловны, урождённой Головкиной, статс-дамы ещё при Екатерине I, была подружка, которую все почему-то называют Наталья Фёдоровна Лопухина, хотя её настоящее имя - Наталья(вот, не уверена) Фридриховна Балк, по маме - Монс. Мать Натальи Фридриховны - Модеста Монс, родная сестра Анны Монс ("Монсихи", как её называли москвичи), любовницы Петра Первого, а также саксонского посла, который и стал причиной отставки Анны. Также, она родная сестра Виллима Монса - любовника жены Петра Первого Екатерины Первой (Марты Скавронской), его отрубленную голову Петр, которого выходки Монсов к тому времени уже, видимо, подъзаеб@ли, поставил жене на прикроватный столик. Следует отметить, что с Анной Петр обошёлся всё же по-христиански, и даже разрешил ей брак с прусским послом.
О папе Балке ничего плохого сказать не могу, судя по всему - нормальный мужик.
Чтобы два раза не вставать: Анна Бестужева-Рюмина - наследница старинного русского боярского рода Головкиных, дальняя родственница Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра Первого, подобравшей ему, кстати, его первую жену Евдокию, настоящую из рода Лопухиных, которую он сослал в монастырь из-за Монсихи. Какова подмена смыслов, а?
Я к чему это всё рассказываю. Считается, что "бабий заговор" состоялся из-за того, что Лопухина-Балк посмела сделать на балу такую же причёску, как у царицы Елисавет. Елисавет надавала ей прилюдно пощёчин, якобы из уязвлённого женского самолюбия и ревности к красавице. Но давайте посмотрим на факты: Лопухиной-Балк на тот момент 40+, её "соперница по красоте" Елисавет - на 10 лет моложе. Это в 18 веке, и это русская царица! Какая может быть ревность? К чему??
Дело, очевидно, в другом. Заговор таки был. Елисавет оказалась слишком русской царицей, папенькино окно не закрывала, но и ревностно следила, чтобы европейцы не слишком-то к русскому престолу присасывались. Любовников себе, опять же (а то и мужей!), из боярских родов заводила, монсами брезговала. Кому понравится?
Плюс, я думаю, в Лопухиной-Балк адски пылало самолюбие: как так? Эта дочь полковой безграмотной шлюхи - и царица! А я, племянница элитной кукуевской проститутки - и никто?!? (Кукуевка - это немецкая слобода в Москве, а не то, что многие подумали).
В общем, главные выводы, к которым я пришла, разобравшись во всей этой истории:
1. По-настоящему благородные люди ведут себя благородно даже на дыбе.
2. Мужиков может быть много, по обстоятельствам, а вот подружек надобно выбирать, ибо всего лишь одна неумная тщеславная подруга может подвести под монастырь, причём в буквальном смысле.

А теперь, мои дорогие любители истории, вернёмся в наше время. Вы любите жанр "городская легенда"? Я как-то готовила с сыном презентацию по литературе на эту тему, и это, знаете ли, весьма серьёзный жанр, оказывается, с большой традицией. В общем, вот вам легенда с одного из городских порталов.

Страшная история: Немая монахиня
Автор: Варвара Корякина г. Нерюнгри

Случай этот произошел в конце 80 – х годов прошлого века. Сосед тети Тани по лестничной площадке Альберт Петрович – доцент кафедры патологической анатомии медфака ЯГУ, странный рассеянный человек за сорок, в очках, интеллигентный, воспитанный. Жил он с женой и с дочкой – подростком. Альберт Петрович был частым гостем моей престарелой тети, заходил просто пообщаться, иногда помогал по хозяйству, когда требовалась так называемая мужская рука. Хотя с этими обязанностями справлялся кое – как.
Его жена тетя Шура – учительница истории, крупная миловидная женщина управлялась с этим куда лучше своего немного «нюни» мужа. Тетя Таня с соседями дружила.
Альберт Петрович часто задерживался на своей работе в «анатомке» медфака, готовил материал для студентов, то есть готовил трупов для вскрытия. Он в мистику мало верил. Мертвых он не боялся, иногда желая казаться брутальным, говорил: «Человек – это ничто, груда костей, мышц и мяса». Но однажды он зашел к тете Тане сам не свой. Альберт Петрович начал свой сбивчивый рассказ:
​«Это было в прошлом месяце, в субботу вечером, даже ближе к полуночи. Никого кроме сторожа и меня во всем здании медфака не было. Я как всегда работал. Задержался надолго. Вышел в коридор подышать, там всегда прохладно и свежо. В анатомке сильный запах формальдегида, поэтому я часто выхожу в коридор.
Хожу, разглядываю плакаты, которые почти знаю наизусть, вдруг мимо меня бесшумно прошла женщина в темной длинной одежде. Я ничего не понял. Подумал, что от усталости и от этого запаха формальдегида показалось, почудилось. Потом собрался и поехал на такси домой, опоздал на последний автобус. Совсем забыл про это видение. И вчера вечером такое было!
Вчера опять задержался на работе, хожу по коридору, дышу воздухом. И опять мимо меня прошла та же женщина в длинном темном одеянии. Одета как монашка. Я оцепенел. Что же это такое? Может, уборщица? Но они до 4 часов дня справляются с работой и уходят. Новая лаборантка? Одета очень странно. И уборщица, и лаборантка поздоровались бы, перекинулись бы словечком. А эта бесшумно проходит мимо, даже не оглядывается. Мне стало как – то не по себе, но было жутко интересно, я пошел за ней.
Женщина завернула за угол коридора, направилась к выходу, потом оглянулась и позвала меня рукой. Это была немолодая женщина с некогда красивым бледным тонким лицом. В больших голубых глазах затаилась какая – то невыразимая боль и тоска. Уголки рта опущены, тонкие почти бескровные губы беззвучно шевелились. Я последовал за ней. Она как – то бесшумно открыла входную дверь и мы оказались на улице. Она перешла дорогу, пошла по деревянному хлипкому мосту и направилась в сторону Залога.
Вдруг меня осенило – это была настоящая монахиня в старинной одежде. Монахиня пошла к бывшей Богородицкой церкви, которая сейчас стала лабораторией Института Космофизики. Остановилась, не дойдя до здания бывшей церкви, посередине проезжей дороги, возвела руки к небу, с мольбой посмотрела на меня, приложила руки к груди, покачала головой, бледное исхудалое лицо бедной женщины выражало такие адские муки.
Я стоял в смятении и смотрел на эту странную женщину, не понимал, что хочет она от меня. Вдруг на моих глазах женщина исчезла, растворилась в темноте. И тут я испугался по – настоящему. Что за напасть? Заработался? Сошел с ума? Я уже не помню, как добрался до дома. Видимо, сел на последний автобус. Какой – то необъяснимый ужас охватил меня. Я никогда не верил в существование потустороннего невидимого мира и тем более призраков. А тут этот случай сбил меня с толку», - на одном дыхании проговорил Альберт Петрович. Тетя Таня внимательно выслушала сбивчивый взволнованный рассказ соседа и со свойственным ей спокойствием, и с какой – то слегка высокомерной безмятежностью стала объяснять:
« Так и есть. Это графиня Анна Бестужева, ее здесь в Якутске называли немой монахиней. Ее сослали сюда в Якутию, отрезав язык. Жила она в Спасском монастыре, а потом в доме на месте медфака ЯГУ, из окон которого была видна Богородицкая церковь. Говорят, графиня любила ходить в эту церковь и смотреть на нее из окна своей комнаты. Перед кончиной Бестужева завещала похоронить ее в этом тихом местечке. В 1751 году похоронили графиню Бестужеву в церковном кладбище, расположенном вокруг Богородицкой церкви в Залоге. Теперь поверх старых могил построены жилые дома и проложены дороги. Вот и ходят обеспокоенные таким бездушным отношением отошедшие в иной мир люди. Это большой грех – не чтить память усопших и ходить по их могилам, сравняв их с землей».
Альберт Петрович внимательно выслушал тетю, ни слова не проронил, какой – то поникший и озадаченный пошел к себе домой.
Вскоре он уволился с работы, пошел на курсы массажистов, прошел переквалификацию и стал мануальным терапевтом.
Люди рассказывают, что призрак немой монахини до сих пор бродит по коридорам старого здания медфака, как немой укор человеческой безнравственности и бездушности.
http://dnevniki.ykt.ru/Trimid2/736373?fromC=true

Надо сказать, что дом, в котором я выросла, стоял буквально в паре метров от ограды Спасского монастыря, в котором содержалась под надзором четырёх лакеев Анна Гаврииловна. И по развалинам Богородицкой церкви я в детстве лазала, но тогда никто даже слыхом не слыхивал о знаменитой узнице. Живой интерес к ней проснулся в последние пару лет, в восстановленном Богородицком храме каждый вечер идут службы у чудотворной иконы, которую Бестужева привезла с собой. Такое чувство, что время пришло. Посему, предлагаю посмотреть видео неравнодушного к истории своего края и страны человека. Оно не слишком профессиональное, зато искреннее.



P.S.: украинцам на заметку: в Якутске также находится могила Андрея Войнаровского, единственного племянника Мазепы, участника Полтавской битвы и героя поэмы Рылеева "Войнаровский". Могила, по преданию, находится с западной стороны Кангаласского мыса.